Экспансия. Кречет

Глава 1

Глава 1

ГЛАВА 1

Феодосия.

 

- Два килограмма персиков, пожалуйста,- эффектная блондинка бальзаковского возраста, указала пальчиком на требуемый товар.

Семен стоял рядом и упорно делал вид, что все происходящее его вполне устраивает. Мало того, еще и одарил супругу вполне себе счастливой улыбкой. Признаться, он уже был готов бросить все, эти пакеты с покупками, которыми был увешан как верблюд, и податься куда восвояси. Достало уже все, хуже горькой редьки. Вот уже пятый день, как он хочет только одного – как можно скорее покинуть этот приветливый курортный городок.

Так уж случилось, что по долгу службы Семен слишком мало времени проводит с семьей. Он уходит на службу, жена в лучшем случае его провожает, дети еще спят. Возвращается, супруга порой его дожидается, дети же уже спят.

С Аллой они пару раз за день еще пересекаются на службе, и даже нередко обедают вместе. А вот дети… Хорошо хоть мать почаще видят. А то весь день в группе продленного дня. И что там творят эти оторвы, Семен предпочитает не знать. Спокойнее так знаете ли.

Нет, они конечно же в обязательном порядке собираются всей семьей. Выходные у него бывают регулярно. Почти. Поэтому, по настоящему побыть вместе получается только в отпуске. Хорошо хоть с этим особых проблем нет, и он всегда выпадает на купальный сезон. Правда, не они одни такие умные, а потому из положенных сорока пяти суток, в летнюю пору им выделяется только двадцать. Остальное, как и положено, догуливают в «бре». Ну да хоть отдыхают вместе, и то радует.

Так вот, выезжая в отпуск они никогда не берут путевку в санаторий или дом отдыха, предпочитая получить компенсацию. Сомнительную такую. Копеечную. Потому как имеются ведомственные учреждения, и цены там соответственно не чета гражданским. Желаешь, отдыхай в них. Условия вполне сопоставимы с каким звездочным отелем. Не хочешь. Вот тебе компенсация, и ни в чем себе не отказывай.

Они не желали. Как впрочем, не горели энтузиазмом и в отношении всевозможных отелей. Нет, это им вполне по карману. В их ведомстве низких зарплат не наблюдается. Пусть и живут в служебной квартире, но приобрести жилье для них не проблема. Просто незачем пока. Когда оно еще понадобится. У каждого из них имеется по сертификату на приобретение жилплощади в любой точке России. Вот такое у них интересное и щедрое ведомство.

Просто так уж случилось, что отправляясь в отпуск, они предпочитали снимать жилье. Квартиру там, или частный домик. Последнее в ряду предпочтений стояло на первом месте. Скажете, к чему оно надо, когда на море хочется беззаботного отдыха? Ну как сказать. У каждого свое. К примеру, Алла предпочитала постоять у плиты, прибраться в доме, пройтись за покупками по магазинам или вот, сходить на рынок. Но только бы вся их семья собралась вместе.

Положа руку на сердце, Семен был с ней полностью солидарен. Мало того, ему нравилось постоять у того же мангала, и наблюдать за тем, как его домашние буквально срывают мясо с шампуров. Не сказать, что они совсем уж лишены этого дома. Просто, там это всегда праздник, а здесь… Ну что тут скажешь, юг, он и есть юг.

Правда удовольствие Семен получал только до определенного момента. Потом просто терпел, и старался не подавать виду, что ему это уже осточертело. Ну не мог он свои интересы ставить выше семейных. И без того большую часть времени на службе. А дети… Вот поди увези их с моря до сроку. Нет, когда закончится отпуск, они очень даже с пониманием. Но вот так, когда впереди еще целых пять дней…

- Все?- С надеждой взглянув на супругу, поинтересовался он.

- Сема, ты куда-то спешишь?

- Нет, но…

- Нам осталось пять дней. Давай уже закупимся, чтобы больше не выходить на рынок.

- Боюсь не получится, Аллочка. Те же персики, они не протянут столько.

Угу. Есть такое дело. Странные они, эти крымские персики. Вот вроде берешь, наливной, упругий, весь из себя красавец. Надкусишь и не знаешь, что с ним делать, потому как соком сразу же брызжет во все стороны. Но не это главное, а то, что уже на следующий день, они становятся мягкими, и квелыми. Нет, ну пару дней в холодильнике как-то еще сохранить можно…

- Да они не протянут и до завтра,- с милой улыбкой отмахнулась Алла.- Настя и Леша их враз оприходуют. Будто не знаешь.

- Ну и какого тогда. Ведь все одно мимо рынка не пройти.

- Вот именно. Персики можно купить и проходя мимо, а не лезть в эту толкучку. А вот все остальное… Или оставшиеся дни ты собираешься сидеть впроголодь?

- Вот уж на что я не подписывался, так это на голодовку,- тут же вскинулся Семен.

- Тогда не бухти. Слушай, а у тебя как с наличкой?

Кредитные карты и безналичный расчет уже давно и прочно влились в уклад российских граждан. Но хватало еще мест где ходила наличка. Вот, тот же рынок, или торговые ряды со всевозможными сувенирами. Ну и конечно же различные аттракционы, которыми богат этот городок на черноморском побережье. И вообще, наличные вполне способствуют простым схемам ухода от налогообложения.

- С наличкой плохо,- тут же признал Семен.

Он не стал даже доставать свой портмоне. И так знал, что там лежит только одна пятирублевая банкнота. Не сказать, что это так уж и мало. На эти деньги вполне можно прожить день, хотя еще недавно, рубль можно сказать ничего не стоил. Государство не упустило возможность слегка пополнить бюджет за счет очередной реформы. Но для покупок на рынке, пятерки явно недостаточно. А Алла похоже еще не закончила.

- Тогда прогуляйся пожалуйста до машины, оставь там пакеты и дойди до банкомата. Он там, неподалеку, за углом.

- Я помню. А как же ты без денег?

- А кто сказал, что без денег? Просто на выходе нужно будет еще кое-что купить, а там и ты вернуться успеешь.

- Сколько снимать?

- Сотни будет более чем достаточно.

- Сама-то управишься?- Принимая у нее пакет с персиками, поинтересовался он.

- А у меня вот, двое помощников.

Говоря это, она прижала к себе девчушку десяти лет. Такую же блондинку, как и мать, с весьма упрямым и умным взглядом. Еще немного, Настя станет мамкиной подружкой. Другой рукой Алла взъерошила короткие черные волосы мальчонке девяти лет.

- Пойдешь со мной?- Поинтересовался Семен у мальчика.

- Не. Я с мамой и Настей.

Н-да. Сомнительно вообще-то, чтобы тот стал другом отцу. Этот пусть и со своенравным характером, но вполне комфортно чувствует себя под каблучком у старшей сестры. А та и пользуется этим. Впрочем. А чему удивляться, коль скоро он и отца считай и не видит.

- Ладно. Я пошел.

Выйдя с территории рынка, Семен без труда нашел на стоянке свою немолодую Ладу Весту. Ну как свою. Машина взята напрокат. Очень удобно. Нет по городу кататься оно конечно приятного мало. Пусть Феодосия и курортный городок, но движение тут весьма плотное. Хм. А может как раз из-за этого. С тех пор как построили мост, соединивший Крым с материком, приехать на полуостров на своих колесах не составляло никакого труда.

Впрочем, полуостров все же стал популярным местом отдыха скорее не из-за моста, а после того, как крымчане наконец стали соизмерять свои аппетиты с возможностями среднестатистических россиян. Смешно сказать, но было время, когда отдых за границей, обходился значительно дешевле чем на знаменитом крымском побережье. И тут уж никакой уникальный микроклимат не мог повлиять на выбор россиян.

Так вот, наличие автомобиля снимало множество проблем, и изрядно экономило время. Нет, не в городе. Тут как раз все сложно. Но зато они успели осмотреть многое из достопримечательностей за его пределами. Прокатились по святым местам. Семен с Аллой конечно люди образованные, но верующие. А уж с его-то профессией, и подавно помянешь Господа. Просто порой случается такое, что только на него и остается уповать. Нет, особенно набожными они не были, но веровали искренне, и всем сердцем…

Сложив пакеты в машину, слегка приспустил окна. Солнце здесь конечно не такое злое, но все же припекает. В закрытом салоне получится форменная духовка. А это не лучшим образом скажется на покупках.

Зашел за угол. Вон оно отделение Сбербанка. Ну и парочка банкоматов сбоку от входа примостились. К ним-то Семен и направился, весьма бодрым шагом. Если стоянка была открыта жарким солнечным лучам, то тротуар прятался под сенью деревьев. Феодосия вообще зеленый город, если не считать набережную. Там-то как раз с зеленью проблемы. Вернее, не столько с самой зеленью, сколько с тенью от оной. Так будет все же точнее.

Семен это знал, благодаря ежедневным прогулкам на городской пляж. Век бы не видел ни его, ни набережной. Нет, к городу и его достопримечательностям он со всем уважением. Но… Словом, о том, что терпение его было на пределе, уже говорилось.

Подходя к входу банка, он обратил внимание на припаркованную Ладу Кадриль. Довольно популярная марка. Хотя, по мнению Семена, отечественный производитель как всегда не может найти нормальный баланс цена-комфорт-качество. Как пользовались господдержкой, так и продолжают сидеть на подсосе.

Семен предпочитал иномарки. И дома у него стоял японский джип. Нет, он патриот своей Родины, и это вовсе не пустые слова. Но предпочитает пользоваться качественными вещами. А в России не все то, что дорого, хорошего качества. Это просто бич какой-то. Вот та же Лада. Уже какая по счету модель, а все одно по качеству уступает тем же корейцам. А что той Кореи? Но вот молодцы. В отличии от некоторых…

Надо же, водитель остановился прямо напротив входа. Здесь вообще-то знак, остановка запрещена. За рулем бородатый мужчина, в очках, да еще и в кепке, с большим козырьком надвинутым на лоб. Словом, лица не рассмотреть. Хотя понять, что это славянин совсем нетрудно. Нервный какой-то. Пальцами барабанит по рулю.

Семен не выдержав, одарил его улыбкой. Если так переживаешь по поводу того, что можешь оказаться жертвой ДПСников, так нечего из себя крутышку строить, и нарушать правила. Припарковался бы вон на противоположной стороне, и никто бы тебе слова не сказал. Ну или на пару десятков метров дальше, где действие знака заканчивается.

Так нет же, нужно обязательно показать всем, что правила писаны не для тебя. А потом, стоят пускают сопли пузырями, когда им начинают крутить руки или выписывать астрономические штрафы. Это да, в этом плане законодательство шагнуло далеко вперед. Как впрочем и аппетиты полицейских.

Когда уже вставлял в банкомат карточку, отчего-то подумалось о том, что это может быть ограблением. Ага. Бонни и Клайд, йолки. Или Джон Диллинджер с подельниками. Хотя-а… В России мы, или где. Тогда, получается там какой-нибудь Ленька Пантелеев.

Бред. Он уже и не помнил, когда в последний раз слышал о налетах на банки или инкассаторские машины. Нет, понятно, что ему как бы особо не до телевизоров. Но на дворе ведь не дикие девяностые. Он тогда был еще совсем мальцом, но кое-что помнил. А однажды даже видел как расстреляли троих. Городок у них был маленький, но подобные факты случались не так чтобы и редко. Да и в начале века случалось всякое. Но вот в последние годы… Вроде бы ничего такого не припомнит.

Он уже убрал деньги в портмоне и спрятал его в кармане, когда внезапно раздался приглушенный хлопок. Человек непосвященный принял бы этот звук за взрыв петарды. Но у Семена была достаточно большая практика, а потому он безошибочно опознал выстрел из пистолета. Они отличаются, знаете ли. В том числе в зависимости от модели и калибра.

Сначала его взгляд метнулся в сторону двери отделения Сбербанка, на высоком крыльце. Именно из-за нее и раздался выстрел. Еще один. И еще. Потом, он расслышал звук открываемой двери Лады.

Дальше действовал уже больше по наитию, бросившись в сторону, ища прикрытия за парапетом ступеней. Одновременно выхватив взглядом выскочившего из автомобиля мужчину, с пистолетом в правой руке. Нет, тот и не думал стрелять в Семена. Посмотрел по сторонам, осматривая улицу на предмет опасности, и перевел взгляд на входную дверь.

Зря он так беспечно-то. Семен не просто прятался. Задрав свободную летнюю рубашку, он выхватил из поясной кобуры свой ПСМ*. Конечно в этом щуплом мужчине ниже среднего, в светлых шортах и рубашке на выпуск, трудно было распознать решительную натуру. Но тем не менее, характера ему было не занимать. А другим в их отряде и делать было нечего.

 

ПСМ – пистолет самозарядный малогабаритный, разработан в 1972 году.

 

- Брось оружие!- Взяв налетчика, на прицел, приказал Семен.

Дистанция всего ничего. Не больше пяти метров. И рука с пистолетом даже не дрогнет. Даром что ли занимался практической стрельбой. Так что, лучше бы этому идиоту не дергаться.

- Ах ты…- Бородач вскинул руку с оружием, в сторону Семена.

Тот в свою очередь только слегка подправил оружие, с учетом сместившейся мишени, и нажал на спусковой крючок. Резкий треск выстрела, словно сломали сухой штакетник. Здоровяк мотнув головой, осел сначала на колени, а потом бесчувственной чуркой, упал на асфальт. Готов. Без вариантов. Инструктор по стрельбе всегда говорил о том, что коли уж стреляешь, то бей наповал. Так, чтобы жалобы писать было некому. А Семен стрелял хорошо, и рука у него не дрогнула.

Распахнулась дверь отделения, и наружу выскочили двое. Вернее вывалились. Один из налетчиков был ранен в руку, обвиснув на плече своего подельника. И по всему похоже, что тот не собирался его бросать. Как впрочем и сумку, переброшенную за спину.

- Стоять! Буду стрелять! Руки! Руки подняли оба!- Прокричал Семен вкладывая в свой голос всю решимость.

Подельник раненого было опешил, но потом обернулся и рассмотрел того кто отдавал ему команды, тыча в его сторону несерьезным пистолетиком. Н-да. И сам неказистый, и ствол какой-то мелкий, не внушающий уважение. Вот если бы у него было что-то более солидное. Ну к примеру ТТ или хотя бы этот пугач Макаров, тогда другое дело. А так…

Нет, возможно бандит просто решил, что ему уже нечего терять. Кто его знает, что там за мысли были в его преступной башке. Уж не Семен, это точно. Едва только осознав, что в него вот-вот выстрелят, Кречетов вновь нажал на спусковой крючок.

Быстрая двойка и оба налетчика упали на ступени подкошенными снопами. Петр быстро подскочил к ним и отбросил ногой два Макаровых. Оружие уже лет пять как снято с вооружения и поступило на гражданский рынок. Ну и черных стволов хватает. Быстренько глянул на убитых.

Поправочка. Убит только один. Точное попадание в сердце. Даже хирургом быть не надо. А вот второй, тот что был ранен в руку, пускает кровавые пузыри. Пробито легкое, но он пока еще жив. Оба ранения сквозные.

Несмотря на незначительный калибр пять сорок пять миллиметров, пуля ПСМа обладает серьезным пробивным действием. Этот пистолетик стоит в одном ряду с ТТ, и шьет бронежилеты второго класса. А тут расстояние… Считай в упор стрелял. Вот и достал обоих навылет.

Вообще, он слышал о том, что бывали случаи когда человек получал и пять попаданий из ПСМа, оставаясь при этом на ногах. Нет, понятно, что здоровья им это не добавляло, но факт остается фактом. Впрочем, с этих оказалось вполне достаточно.

Спустился к водителю. Продолжая удерживать его под прицелом. Напрасная предосторожность. Пуля пробила череп на вылет. Даже не стал отбрасывать в сторону пистолет. Тем более, труп так и продолжал сжимать его рукоять, а трогать что-либо руками не хотелось категорически.

Послышался вой сирены. К месту преступления уже спешили стражи порядка. И лучше бы ему поторопиться. Нет, не убегать. Еще чего не хватало. Совершать подобную глупость он не собирался. Но все же решил кое-что предпринять.

Достал из кармана сотовый. Быстрый набор. Пара гудков и на том конце ответили. Переговорил буквально минуту. Пока не заметил появившийся полицейский автомобиль. Все. Пора.

Семен встал лицом к стене, и завел руки за голову. ПСМ повис за спусковую скобу на указательном пальце правой руки. В левой зажата красная картонка разрешения закатанная в ламинат.

Пять лет назад в России приняли-таки закон, разрешающий россиянам владеть боевым короткоствольным огнестрельным оружием. Правда, для этого надо было иметь пятилетнюю практику владения травматическим пистолетом, без каких-либо нареканий. Ну и калибр. Меньше девяти миллиметров ни-ни. Тот же ТТ перестволивают под такую пулю. Да еще и патрон ослабленный.

Малые калибры или оружие состоящее на вооружении силовиков, только определенной категории. Служащим этих самых структур, судьям и представителям власти. Вот и все. Ну и разрешение на такое оружие имеет отличительный красный цвет. Оно же позволяет ношение пистолетов в куда более расширенном диапазоне. К примеру, такой владелец будучи вооруженным, может беспрепятственно проходить в присутственные места или находиться в увеселительных заведениях, кроме разве что ночных клубов…

Ждать пришлось недолго. Несколько секунд, и Семен взвыл от боли. Налетевшие полицейские действовали весьма жестко, если не сказать больше. Великовозрастный старлей, заломил руку так, что казалось вот-вот вывернет ее из сустава. А еще пистолет. Скоба за малым не переломила палец. Идиот! Если бы Семен не поставил на предохранитель, наверняка раздался бы выстрел.

- Старлей, руку сломаешь,- взвыл Семен.

- Молчи, сука,- грубо одернул полицейский.

- Слышь, идиот, ты что не видишь разрешение?

- Ах ты…

Обозленный слуга народа надавил еще сильнее. Семену даже почудился треск сухожилий. Из глаз брызнули слезы, а перед взором поплыли круги. Больно, йолки!

- Все, все молчу,- прохрипел Семен, желая только одного, чтобы этот дебил не нанес ему какую травму.

Вот уж, что никак не входило в его планы. Да и не только в его, чего уж там. Дело-то государственной важности. Нет, понятно, что у нас незаменимых нет. Но только не в случае с Семеном. В их деле с заменой было откровенно туго.

Потом на его запястьях сомкнулись наручники, и Кречетова определили в обезьянник УАЗа Патриот, в полицейском исполнении. Модельный ряд ульяновского завода уже шагнул вперед. Но эту все же продолжают производить специально для полиции, пересаживающуюся на них с четыреста шестьдесят девятых.

В машине, на месте преступления, его продержали сравнительно недолго. Только и того, что дождались следственно-оперативную группу. А там, и отправили в отдел. Ну разве только следователь и дежурный опер задали пару уточняющих вопросов, что-то помечая у себя в планшетах. А там… Клиент вот он, и никуда не денется. Работы же на месте у них более чем достаточно.

Ч-черт! Не успел позвонить Алле. Ну все. Не сносить ему головы. Пошел, блин, снять наличку в банкомате. А ведь и ключи от машины у него в кармане. В смысле, уже нет конечно, их изъяли вместе с портмоне, телефоном, пистолетом, кобурой и разрешением, направо ношения оружия. Вот интересно, она его сразу пришибет, или для начала помучает немного.

В отделе его встретили седовласый и грузный майор, досиживающий до пенсии в качестве оперативного дежурного, и его помощник, ушлый молодой лейтенантик.

- Кто тут у тебя, Комаров?- Поинтересовался дежурный.

- Подозреваемый в налете на банк,- ответил тот самый великовозрастный старлей.

- Ты ничего не попутал?- Возмутился Семен.

- Молчать,- Комаров больно ткнул его кулаком в бок.

- С ручками-то поаккуратнее,- возмутился задержанный.

- Ты еще поогрызайся у меня.

И снова тычок в бок. Достал! Семен повернул к нему голову, глянул в ухмыляющуюся рожу.

- Хек! У-у су-ука-а,- схватившись руками за лицо, старлей сделал пару шажков назад.

Помощник, и сержант, напарник старлея, грозно надвинулись на ретивого задержанного, боднувшего их сослуживца в лицо. Точнее все же в подбородок. Росточком не вышел. Вот только теперь еще немного, и ему несдобровать.

- Стоять!- Вложив в свой голос всю убежденность, едва не выкрикнув произнес Семен.- Майор, уйми своих архаровцев, не то потом будет обидно за бесцельно прожитые годы.

Оба полицейских замерли, в нерешительности. Уж больно уверено держался этот тип. А служба в полиции их успела научить разбираться в людях. Этот явно знал что-то, чего пока не знали они.

- Отставить парни,- вальяжно махнул рукой оперативный дежурный.- Ну чего набросились. Стоит себе мужик, зарабатывает триста восемнадцатую в купе с триста девятнадцатой. Так нечего ему мешать.

- Ничего, майор, это уж я как-нибудь переживу. А вот если у меня, по вашей вине, обнаружатся какие-либо проблемы со здоровьем, я вам не завидую.

- Пока проблем нет?

- Не уверен. Но точно не по твоей вине,- глядя прямо в глаза дежурному, ответил Семен.

- Вот и ладно. Тогда приступим. Фамилия, имя отчество,- вертя в руках водительское удостоверение Семена, спросил дежурный.

К слову сказать, портмоне с удостоверением, телефон и ключи от машины, следователь передал вместе с ППСниками в дежурную часть. При себе оставил только пистолет с кобурой и разрешением.

- Кречетов Семен Аркадьевич.

- Дата и место рождения.

- Двенадцатое июня тысяча девятьсот девяносто первого года, город Ессентуки.

- Место работы?

- Подполковник ВКС* России.

 

*ВКС – Воздушно-космические силы. Вид Вооружённых Сил Российской Федерации, сформированный в 2015 году, в результате объединения Военно-воздушных сил (ВВС) и Войск воздушно-космической обороны

 

- Летун, что ли?- Вздернул бровь майор.

- Летчик. В/Ч пятьсот тридцать восемь семнадцать. Извини, больше ничего сказать не могу.

- Еще и секретный,- с пониманием кивнул майор.

А что? За последние годы, российские летчики хорошо так отметились на Ближнем Востоке, в затянувшемся на долгие годы конфликте. Хорошо еще то, что тот так и не вырвался за пределы Аравийского полуострова. Впрочем, во многом благодаря русской группировке и не вырвался. Правда, и затухать тот пожар не собирается, США, заклятые партнеры России, все время подбрасывают в тот костер поленья.

Так что, ничего удивительного в том, что летчик не хочет особенно распространяться по поводу места службы. А то мало ли какие воины аллаха могу подобраться. С другой стороны, вроде и документов никаких. Но это забота не дежурного, а следователя. Пусть сам выясняет доподлинно, что там и к чему.

- Привет, страдалец. Из отдыхающих?- Встретил Семена небритый тип, едва только он переступил порог камеры предварительного заключения.

Н-да камера, это конечно громко сказано. Эдакий карман из трех оштукатуренных и выкрашенных в зеленый цвет стен. Вместо четвертой стены решетчатая дверь из двенадцатой арматуры. Вдоль стен деревянные скамьи. На противоположной стене зарешеченное же окошко, до которого не дотянуться даже в прыжке. Убожество, одним словом.

Встретивший его обитатель, производил отталкивающее впечатление. Бомж. Иначе и не скажешь. Мало что небрит, так еще и одет в настоящее рубище. Оно вроде и не драное особо, и даже аккуратная штопка присутствует. Но одежда сильно затаскана, грязная, если не сказать засаленная. Ну и душок от него исходит. Н-да. Не знал, что человек может так вонять. А ведь повидал на своем веку.

- Ты подальше от меня держись. Ладно?- Присаживаясь на уголок скамьи у самой решетки, вполне миролюбиво попросил Семен.

- Брезгуете, Кречет?

- Ты откуда меня знаешь?- Тут же сделал стойку Семен.

- Ну, знаю, это громко сказано. Только погоняло и помню. А что до остального. База Хмеймим, лето две тысячи семнадцатого. Вас тогда америкосы по ошибке сбили. А мы вытаскивали.

- Морпех?

- Было дело.

- Погоди… Нет, не вспомню,- Семен виновато пожал плечами, и протянул руку.

- Виталик я, Рязанцев,- пожимая протянутую руку, представился мужчина.- Да вы не тушуйтесь. Мы и знакомы-то не были. Может только и видели меня со стороны. А когда вас вытаскивали, так мы и вовсе размалеваны были, что те черти.

- Семен,- представился Кречетов.- Ты извини меня, Виталий. Просто… Ну…

- Да нормально все. Чего уж там. Сам себя потерял. Сначала на службе лишка прикладывался, а когда уволили. Словом, запойный я. Как нюхну, так удержу не знаю. Ну и чего теперь кивать на то, что люди от меня шарахаются.

- Может тебе помощь нужна?- Вполне искренне предложил Семен.

- Не. Какая помощь. Даже на бутылку просить не буду. Перекумарил уже.

- Извини, но на водку я и не дал бы,- покачав головой ответил Семен.

- А на пожрать?

- Майор! Дежурный!

- Ну чего ты орешь, подполковник?- Высунувшись в дверь аквариума дежурки, отозвался полицейский.

- Слушай, там у меня в портмоне сотня, есть. Заказал бы ты чего. Есть-то здесь можно, я надеюсь.

- Можно, отчего же нельзя. А насчет заказать,- майор достал свой телефон, и набрав какой-то номер, протянул Семену,- сам заказывай.

Кто его знает, что это за птица к ним угодила. Уж больно самоуверенно себя ведет. Так что, лучше лишний раз не обострять. Сидит в клетке, вот и ладно. Кормить задержанных не возбраняется. А то что предоставил телефон, так кто расскажет-то. Даже тот же правдолюб Комаров, не станет катить бочку на майора. Себе дороже выйдет.

Хм. А вот на этого самого Кречетова, уже строчит рапорт. Правда, с его регистрацией лучше пока не спешить. А то вот так с дуру зарегистрируешь, а потом, начальник отпишет его тебе же. Чтобы в следующий раз думал, что регистрируешь. А тут скорее всего отказной, так что наверняка все так и будет. Ну и к чему ему эдакие страсти?

Опасения майора нашли подтверждение уже через пару часов, когда в здание отдела прошел начальник городского управления ФСБ майор Фомин. Виталик как раз уже успел умять привезенный курьером шашлык с жаренной картошкой. И сейчас они на пару с этим самым Кречетовым попивали кофе. Правда, второй старался держаться в стороне от отделовского завсегдатая. Да оно и не мудрено, от того разит, как с помойки. Потерял себя мужик. Давно потерял. А ведь ему едва за тридцать.

ФСБшник прибыл не один. Непосредственно перед ним заявилась следственно оперативная группа, выезжавшая на перестрелку. Ну чисто девяностые, которые дежурный еще помнил. Хорошо хоть бог миловал от творившегося на Украине десять лет назад. Это же никаких нервов не хватило бы служить в полиции при таком беспределе. Благодарствуйте, хватило этих самых девяностых.

- Ну и чего так долго?- Подняв взгляд на стоящего в дверях Фомина, поинтересовался Семен.

- Ну извини, Кречет,- разведя руками и показывая на выход, произнес тот.

Семена с самого детства так прозывали. И в Сирии он летал под таким позывным. Да и после. Боялся ли он мести, при таком звучном и запоминающемся позывном? Опасался конечно, но не боялся. Опять же, если эти воины аллаха сумеют до него добраться, то грош цена тогда российским спецслужбам. Он ведь и сейчас вовсе не груши околачивает.

- Виталий?- Семен выразительно посмотрел на бывшего морпеха.

Тот набив брюхо, и держа в руке одноразовый бумажный стаканчик с кофе, блаженно откинулся на стену.

- Не, Семен Аркадьевич, ничего не надо. Я сам со всем разберусь.

- Ну как скажешь. Куда идем?- Это уже к Фомину.

- В кабинет следователя.

- Ясно. Так чего задержался, Андрюха?

Знали они друг друга давно. Все с той же базы Хмеймим. Семен бомбил, а Андрей занимался выявлением в среде террористов выходцев из России. Ну и агентурная работа, куда же без этого. Вечерами же посиделки по интересам в офицерском собрании. Впрочем, они-то как раз больше сошлись вне его стен, на стрельбище. Оба были любителями всего стреляющего, и охоты.

Встреча на курорте, была чистой воды случайностью. Они и отношений-то не поддерживали. Как разбежались по сторонам, после Сирии, так и не встречались больше. Прибыв в Феодосию, Кречетов как и полагается, пошел становиться на учет в управление ФСБ. Вот тут-то они и встретились снова.

- Да тут такое дело. Я ведь вашего брата космонавта замыкаю непосредственно на себя. Ну, чтобы не создавать себе лишнюю головную боль. А сегодня был по делам за городом. Когда дежурный доложил мне, приказал не поднимать лишнюю волну. Пока добрался в город, пока переговорил с прокурором. А там прикинул, ну чего лишний раз суетиться и тебя потом дергать. Так что, малость подзадержался. Зато сейчас быстренько закроем все вопросы, и тебя больше дергать никто не будет.

- Ну, если так, то принимается.

Следователь, крепко сбитый, темноволосый мужчина с капитанскими погонами на плечах, встретил их недружелюбно. Как видно, ему страсть как не нравилось то, что начальник управления ФСБ влез в его епархию. Значит мужик с характером, а главное не глупый, и знает как избежать возможных неприятностей от конторских. А иначе он тут рассыпался бы бисером. Ну или по меньшей мере, излучал дружелюбие.

Опрос продлился не больше получаса. После чего Семен подписал необходимые бумаги, и мог быть свободен.

- А мой пистолет?- Даже не подумав подниматься со стула, поинтересовался Кречетов.

- Пистолет пока останется у нас, как вещественное доказательство. Вот протокол изъятия,- холодно ответил следователь.

- Какое к ляду еще доказательство?- Искренне удивился Семен.- Оружие официально зарегистрировано, все данные имеются в пуле-гильзотеке. Нет, если бы я не спешил, то и бог бы с ним. Но через пару тройку дней у меня самолет, и к вам сюда я не налетаюсь.

- Юрий Петрович, не перегибай,- бросив хмурый взгляд на капитана, буркнул Фомин.

- Андрей Ильич, я ведь вас не учу делать свою работу. Вот и вы мне не указывайте,- ничуть не смутившись, ответил Боровский.

- Позвони прокурору и обозначь проблему,- попросил Фомин.

- У меня нет проблем.

- Боровский, просто позвони. Пожалуйста,- боднув его очередным угрюмым взглядом, и сделав многозначительное ударение на последнем слове, произнес ФСБэшник.

- Иван Григорьевич, это Боровский,- все же набрал номер прокурора капитан.

- Да Юра,- послышался голос прокурора.

- У меня тут вопрос возник в отношении Кречетова.

- Какой еще вопрос? Я тебе по этому поводу уже все объяснил. Отпускай его.

- Но он и майор Фомин, настаивают на том, чтобы я вернул ему оружие.

- Юра, оружие проверил?

- Да, официально зарегистрировано на него.

- Найденную пулю эксперт уже сравнил?

- Соответствует изъятому оружию,- подтвердил капитан.

Вот ведь. Когда он только начинал, о подобном можно было только мечтать. В лучшем случае эксперт дал бы заключение через несколько часов. А теперь. Трехмерный сканер. Запрос в базу данных. На все про все не больше пяти минут, и вуаля, получите результат. Причем не покидая места преступления.

- Ну так в чем дело?- Не понял прокурор.

- Положено провести контрольный отстрел…

- Юра,- перебил его прокурор,- У тебя иных забот нет? Работы мало? Значит так, через полчаса жду тебя у себя на возбуждение уголовного дела, а через два дня, сиречь к исходу послезавтра оно должно быть закрыто за гибелью фигурантов. Ты этому Кречетову еще и магарыч должен поставить. При минимуме телодвижений с твоей стороны, получаешь зачетный результат. А ты вола за подробности тянешь.

- Но…

- Все. Вопрос закрыт,- строго припечатал прокурор.

- Ясно.

Боровский смерил Кречетова взглядом, после чего перевел взгляд на экран монитора, и начал что-то быстро набивать на клавиатуре. Работал он молча. Так словно в кабинете был совершенно один. Фомин отнесся к этому как к должному. Похоже между этими двоими пробежала кошка.

Подумав об этом, Семен был не так уж и далек от истины. Было дело, управление ФСБ брало следователя в разработку. Вот только тот оказался достаточно изворотливым. Так что, взять его за цугундер не вышло. Только и того, что слегка подпортили репутацию и у того вышла заминка с очередным званием, ну и должность начальника следственного отдела пролетела мимо него.

- Ознакомьтесь,- Боровский протянул Семену выпущенный из принтера лист бумаги.

- Хм. Мне кажется, я это уже читал. Слово в слово, и только что подписал.

- То было объяснение, отбираемое при сборе проверочного материала. Это протокол допроса. Допрашивать можно только при наличии возбужденного уголовного дела,- терпеливо пояснил следователь.

- А почему дата не стоит?

- Потому что я только собираюсь идти к прокурору на возбуждение. Дату поставлю потом. Или вы хотите вернуться сюда еще раз?

- Не хочу.

- Тогда пишите внизу, с моих слов записано и мною прочитано лично. Подпись. И еще, вот здесь, здесь и здесь. Отлично. Теперь подпишите здесь.

- А это что?

- Расписка в том, что оружие вам возвращено, и вы претензий по его техническому состоянию не имеете.

- Не имею, чего уж там.

- Семен Аркадьевич, а где вы так поднаторели в стрельбе? Если не секрет конечно,- все же не выдержав, поинтересовался Боровский.

- Да какой секрет. Я мастер спорта по практической стрельбе.

 

 

Дверь распахнулась и на пороге, в который уже раз за этот день, появился Комаров. Оперативный, встретил его весьма дружелюбно, и поманил в дежурку. Переговариваться через окошко не было никакого желания.

- Чего звал?- Поинтересовался великовозрастный старлей.

- Держи,- дежурный протянул ему пару исписанных листов бумаги.

- Что это?

- Рапорта, твой и твоего напарника. Не видишь, что ли? Можете ими подтереться.

- Ты чего это, Матвеич. Ничего не знаю. Регистрируй. И сами пишите рапорта. Этот урод напал на меня при исполнении.

- Мы ничего такого не видели. А вот как ты буцкал его не по делу, это да, наблюдали. Заруби это себе на носу, Серега.

- Матвеич…

- Я уже сорок пять лет как Матвеич. Ты майора Фомина знаешь?

- Это тот что…

- Именно. Так вот он сам за ним приехал. И заметь, Боровский самолично отложил все дела, и занялся этим самым Кречетовым.

В этот момент на лестнице появились спускающиеся со второго этажа майор Фомин и бывший задержанный. Причем последний цеплял к своим светлым, и уже слегка попачканным шортам, кобуру с пистолетом. Нечего было и гадать, что это было то самое оружие, из которого он завалил троих. Именно, что троих. Раненный скончался не доехав до больницы.

Оба прошли в дежурку, где без лишних слов и проволочек получили личные вещи Кречетова. Комарову только и оставалось, что в растерянности хлопать глазками, да в бессильной злобе смять рапорта, по факту нападения на представителя власти. Вот так вот.

- Матвеич, ты материал по стрельбе у Сберкассы зарегистрировал?- Поинтересовался вошедший в дежурку капитан Боровский.

- Обижаешь, Юра. Все в лучшем виде.

- Давай сюда. Пойду возбуждаться.

- Так там же трупы. По идее прокурорские должны,- удивился дежурный, подавая капитану скрепленный материал и журнал, для росписи.

- Трупы фигурантов, улавливаешь разницу. Охранник-то как раз живой. Пуля в живот, но повезло мужику. Вот и получается, что наше дело. Да и дела-то нет. Один геморрой.

- Я вижу обломился на этот раз, а Юра? Клиент оказался не по зубам.

О грешках следователя не знал только ленивый. Никто не сомневался в том, что капитан промурыжит вольного стрелка и в итоге что-то с него поимеет. А нечего хвататься за оружие и палить где не попадя. Тебе же ничего не угрожало. Вот и бежал бы подальше, сверкая пятками. Если же назвался груздем полезай… В карман. В свой разумеется. И размер вашей благодарности не будет иметь границ. А уж в каких рамках, то определять не гражданину, а лицу начальствующему и облеченному властью.

И тут такой облом. Ну не мог не пройтись по данному факту Комаров, так же оставшийся с носом. Нет, он вовсе не собирался разводить клиента на бабло. А намеревался довести дело до суда, дабы привлечь негодяя к ответу за посягательство на представителя власти. Причем, ни капли иронии. Все именно так, и никак иначе.

- Обломился говоришь,- смерив старлея взглядом, задумчиво произнес Боровский,- Слушай Комаров, а что там по отдельному поручению. Нашли вы Кутькова?

- Кхм. Да где же его сыщешь? Его в городе наверное и след простыл.

- Просты-ыл,- передразнил ППСника следователь.- Улица Панова двадцать. Да смотрите не облажайтесь.

- А что там?- Удивился Комаров.

- Ох твою ж мать, Серега. Кутьков там. Н-да-а, никакого с тебя толку ни в работе, ни в пьянке,- безнадежно махнул рукой Боровский.

Потом подхватил проверочный материал, затолкал его в свою папку, и направился на выход. Нужно было спешить к прокурору. Тот мало что не любил полицию в целом, так еще и терпеть не мог, когда его заставляли ждать.

Однако, как он не спешил. Все же задержался, бросив взгляд в сторону камеры, где парился отделовский завсегдатай Виталик.

- Матвеич, за что его?- Поинтересовался капитан у дежурного.

- Да как всегда.

- Ясно. Отдай его мне. Я сам свожу в суд.

- Юра…

- Да не менжуйся, все путем будет. Виталик, на выход. Нас ждут великие дела,- подмигнув задержанному, бодро произнес капитан.

 

 

- Слушай, Андрей, а чего этот капитан так уперся?- Когда они оказались в машине майора, поинтересовался Семен.

- Пытались мы его пару раз прихватить. Да ловок шельма. Из бывших оперов,- пояснил Фомин.

- И ершистый,- поддел Кречетов.

- Не без того. По большому счету, он не тебе мозг хотел вынести, а мне. Не дурак же, понимает, что коль скоро контора вмешалась, то шансов раскрутить клиента никаких.

- Настолько жуткий взяточник?

- Скажем так, своего не упустит. Ничего. Я его еще прихлопну.

Андрей довез Семена до рынка, где на стоянке сиротливо дожидалась своего временного владельца Лада Веста. Там они распрощались, договорившись в воскресенье посидеть семьями. У Фомина и его супруги как раз выходной, а Семен и так на отдыхе. Так что, проблем никаких. А уж дикий пляж в скалах, да шашлычок на лазурном бережку, так только приветствуются. Было у майора одно заветное местечко.

Кречетов бросил безнадежный взгляд на заднее сидение. Нет, пакеты вполне выдержали и обивка не пострадала. Зато половина фруктов, несмотря на предосторожность в виде приоткрытых окошек, была безнадежно испорчена. Впрочем, выбросить их он не решился. Ну его к ляду. И без того от супруги достанется на помидоры. Кхм. Кстати, совершенно испортившиеся.

Хорошо еще хотя бы Андрей догадался сообщить Алле о случившемся. Они ведь с женой вместе служат, и на учет соответственно так же вместе становились. Правда, близко знакомы они пока еще не были. Вот этот-то пробел и собирались исправить.

До домика, что снимали практически на окраине, доехал быстро. А чего не доехать, если народ в основе своей сейчас все больше на той самой набережной, являющейся центром вечерней и ночной жизни города. Вот уж где сейчас не протолкнуться. Время как раз такое, что купание уже закончилось, и начинаются гулянья.

Калитка распахнулась, едва он только остановился напротив ворот. Алла стремительно выбежала на улицу, схватила ладонями его лицо, и чуть задрав его вверх пристально посмотрела прямо в глаза. А потом, нависая над ним, вдруг впилась в его губы жадным поцелуем.

Ну да. Она сейчас в тапочках, но все одно выше его. Метр семьдесят, против ста шестидесяти пяти. Не шутка. А уж когда она на каблуках… Это при том, что каблуки она любит, и они ей очень идут… Словом, он на ее фоне как-то особо не смотрелся. Мало того, даже сейчас поймал ироничные взгляды двух прохожих мужиков. Еще бы, такая краля, и рядом какой-то замухрышка. Да идите вы лесом! И завидуйте молча!

- Алла, все нормально,- успокаивающе поглаживая жену по спине, произнес он, когда она наконец прервала долгий поцелуй, и прижалась всем телом положив голову на его плечо..

- Сема, ты дурак? Ты знаешь, как я испугалась,- прошептала она, обдав его ухо и шею горячим дыханием.

- Ну, а я-то тут при чем?- Нервно сглотнув, чтобы не уволочь жену… Да вон, хоть на заднее сидение Лады.- Снял деньги, все как полагается, уже собирался возвращаться, и тут этот урод с пистолетом. А потом еще двое.

- И ты должен был влезть?- Отстраняясь и вновь заглядывая ему в глаза, произнесла она.

- А ты можешь себе представить, чтобы я прошел мимо или подставил им спину?

- Господи, как только подумаю…- Алла в испуге тряхнула своими белокурыми кудрями.

- Успокойся Аллочка. И потом, у них против мастера спорта по практической стрельбе не было никаких шансов,- гордо подбоченившись, наигранно-бодро заключил он.

- Но там ведь был не тир.

- А ты можешь представить, чтобы я растерялся и наложил в штаны?- Выгнул бровь он.

- Ладно, горе вояка. Загоняй машину, ужинаем и на набережную. Дети уже копытцами бьют,- как ребенку взъерошив его короткие волосы, с улыбкой произнесла она.

Ох уж ему эта набережная. Господи, ну сколько можно? Хоть бы скидку сделали на пережитый стресс. Ага. Как бы не так.

 

 

«- То есть, вы хотите сказать, что поведение русских угрожает национальной безопасности Америки?»- Ведущий популярного в США ток-шоу, вперил в своего собеседника сосредоточенный взгляд.

«- Эндрю, давайте говорить начистоту. Мы все прекрасно знаем о том, сколь агрессивен тоталитарный режим, вновь утвердившийся в России, после недолгой оттепели. Более двадцати лет мы пытаемся взывать к разуму русских и привнести туда демократические устои. Но все бесполезно. Люди там лишены свободы и выбора. Они боятся.»

«- Но русские раз от раза демонстрируют открытость выборов в своей стране. Онлайн-трансляции не только процесса самих выборов, но и подсчета голосов, что исключает какие-либо подтасовки. В этом может убедиться любой человек в любом уголке мира, имея доступ к интернету.»

«- Все это дымовая завеса, Эндрю, и не более того. Да, русским приходится немного потратиться на постановку. Но ведь власть того стоит. Так что, траты вполне оправданы.»

«- То есть, то что мы видим…»

«- Мы видим только то, что русские хотят нам показать, и не более.»- Перебил ведущего гость.

«- Думаете?»

«- Я не думаю, Эндрю. Я это знаю совершенно точно. Итак, возвращаясь к вашему вопросу. То, что русские, обобрав свой народ до нитки, сумели продвинуться вперед в деле освоения космоса, свершившийся факт. Но ведь это уже было, и мы помним, чем это грозило миру. Да, Эндрю. Позиция русских представляет угрозу не только для Соединенных Штатов, но и для всего цивилизованного мира. Удешевление килограмма полезного груза выводимого на орбиту Земли, в несколько раз, это прорыв в космических исследованиях. Но что делают русские? Они не спешат делиться с мировым сообществом своими достижениями. Предпочитая доминировать на космическом пространстве. Мало того, они начали строительство космической станции «Мир-2». То есть, идут тем же путем, что ими уже был пройден. Все мы помним предыдущую станцию «Мир» имевшую военную направленность.»

«- Но они утверждают, что преследуют сугубо научно-исследовательские цели.»

«- Для этого есть МКС*»

 

*МКС – Международная космическая станция. Начало эксплуатации в 1998 году.

 

«- Однако, они говорят будто помимо исследований, станция необходима для того, чтобы начать строительство космического корабля для более глубокого исследования космоса. И у них уже давно готов ядерный двигатель для этого корабля. Более того, они готовы к сотрудничеству с иностранными партнерами в постройке как станции, так и первого межпланетного корабля.»

«- Повторяю. Для этого есть МКС.»

«- Но МКС не отвечает предъявляемым требованиям, для закладки так сказать, верфи. И плохо приспособлена для обитания большого числа персонала который будет задействован на строительстве корабля.»

«- Все эти утверждения просто дымовая завеса, и не более того. Имея столь слабую экономику как в России, замахиваться на такие амбициозные и дорогостоящие проекты можно только в одном случае. Если усилия ориентированы на агрессию. Русские собираются обзавестись большой дубиной, и диктовать свою волю всему миру, наплевав на свободу и демократию.»

«- С помощью одной только станции?»

«- Не надо недооценивать мощь такого оружия. К тому же, вы забываете о новых русских шатлах. Беспилотный вариант способен вывести на околоземную орбиту восемнадцать тонн полезной нагрузки. Пилотируемый семь. Это не просто груз. Он вполне может стать бомбовой нагрузкой, а эти аппараты бомбардировщиками. И пусть они сегодня возят на орбиту туристов, мы не должны обманываться по этому поводу. Любое предприятие должно приносить прибыль. И уж тем более в условиях, когда экономика страны буквально задыхается. Один только старт их супер тяжелой ракеты «Энергия» обошелся русским в восемьсот миллионов долларов. Вдумайтесь только в эту цифру. Никакие туристы и выводы на орбиту иностранных спутников не способны окупить подобные затраты.»

«- А как же быть с их заявлением о намерении развернуть на Луне добычу гелия-3*. И в свете огромных прибылей, их затея уже больше походит на будущие инвестиции.»

 

*Гелий-3 – Если простым и доступным языком, перспективное ядерное топливо будущего, огромные запасы которого обнаружены на Луне.

 

«- Гелий-3 это замечательно. Но несмотря на то, что русским удалось значительно удешевить полеты на орбиту, развертывание добычи полезных ископаемых на Луне, это весьма и весьма сложная и затратная задача. Но допустим, русским все же удалось преодолеть все трудности. В конце концов, они неоднократно демонстрировали нам способность решать сложные задачи. Но ответьте мне, кто станет у них покупать этот товар? Поймите меня правильно, на Земле попросту еще нет технологий, где можно было бы использовать это уникальное топливо. Есть международный исследовательский центр во Франции, но результаты его деятельности пока не радуют. То есть, русские торопятся минимум на тридцать, а то и сорок лет. Выдержит ли подобные нагрузки их экономика? Нет. И в этой связи я вижу только одну цель способную оправдать подобные траты и усилия.»

«- Вы о большой дубине?»

«- Именно.»- Ткнув указательным пальцем в ведущего, с апломбом подтвердил гость студии.

Экран телевизора мигнул, и погас. Дальше смотреть не имело смысла. Ни Америке, ни их прихлебателям не нужны никакие доказательства и доводы в пользу России. Они уже все решили. Мало того, имей они уверенность в том, что обладают неоспоримым преимуществом, то уже давно перешли бы от бряцанья оружием к активным действиям. А что такого? Это вполне в их духе. Вся их политика за последние три десятилетия выступает в подтверждение этих слов.

- Во так, господа,- откидываясь на спинку кресла, и разводя руками, произнес президент Российской федерации.

Тот самый, что согласно западной и заокеанской пропаганде являлся самым настоящим диктатором. Хотя, как он мог таковым являться, если был избран только на первый срок, и пробыл в таковом качестве лишь два года. Впрочем, он так же принадлежал к партии власти, а потому отождествлялся с пребывавшим на этом посту до него. И так как планомерно продолжал прежнюю политику, для партнеров России на международной арене, ничего не изменилось.

- Ну, а чего еще можно было ожидать, Олег Николаевич?- Пожав плечами, вопросом же ответил гендиректор Роскосмоса.- Тот кто владеет космосом, владеет миром. И они это прекрасно осознают. В то, что мы и впрямь стремимся только к обеспечению безопасности страны, и извлечению экономической выгоды, они попросту не поверят. Я бы не поверил.

- И правильно сделал бы, Виталий Глебович. Только идиот откажется от возможности осадить зарвавшегося наглеца, коль скоро появилась возможность и рыбку съесть и на… Кхм. Ясно, в общем,- твердо произнес президент.

- Вот туда бы не надо,- не выдержав хохотнул третий собеседник, присутствовавший в кабинете.

Это был мужчина среднего роста, уже начавший полнеть, с обозначившейся плешкой в седеющих волосах. Не сказать, что он был старше двоих своих собеседников, все они были возрастом в пределах пятидесяти лет. Но гендиректор Росатома, в отличии от собеседников, выглядел куда старше.

В ответ на его реплику, Олег Николаевич и Виталий Глебович переглянулись, и не удержавшись прыснули смехом. Не, ну это точно не про них. Политика, политикой, но безграничная толерантность, не их конек. Всему есть определенные границы и рамки…

Все началось пять лет назад, когда российские ученые смогли получить управляемый термоядерный синтез. Для подобных опытов в России имелось достаточное количество гелия-3, являвшегося побочным продуктом при изготовлении ядерных зарядов и топлива для реакторов. Товар дорогой, но не продашь, потому как использовать его негде. Выбросить же рука не поднимается.

И вот наконец нашлось ему применение. Вернее случилось это раньше, когда из-за политических соображений Россия ввязалась в международные исследования термоядерного синтеза. Под это дело во Франции построили исследовательский центр.

Кстати, из всех стран имеющих запас гелия-3, в той или иной мере, Россия единственная кто согласился предоставить его для научных исследований. Не бесплатно конечно, но ведь и у других не на халяву клянчили. Впрочем, русских как всегда опрокинули, получив от них больше, нежели отдали взамен. Но предшественник Олега Николаевича предпочел сделать вид, что все нормально. Политика, чтоб ей.

Между тем, в России полным ходом, и при куда более скудном финансировании, шли свои исследования. Но как нередко такое бывает, помог случай, а вернее оплошность. Непростительная надо сказать оплошность, ну или чрезмерная самоуверенность. Вот так и не знаешь, что делать с негодником. То ли наградить, то ли прибить, пока до беды не дошло.

Исследования покрытые пологом секретности еще продолжались, а президент своей волей уже определял стратегию развития в атомной сфере, и космическую программу на два десятилетия вперед. Уровень доверия к правящей партии неуклонно снижался, но пока его было вполне достаточно. А там… Если им удастся правильно разыграть свои козыря, то все вернется сторицей.

Помимо продолжения исследований, было выдано задание на проектирование новой электростанции с термоядерным реактором. Впоследствии предполагались как строительство подобных станций на территории России и заграницей, силами российских специалистов, так и продажа технической документации на сторону. Плевать. Главное обеспечить себе рынок сбыта.

Велись так же работы и по подготовке лунной программы. Весьма нетривиальная задача, надо сказать. Кроме самой базы на спутнике, необходимо было спроектировать и подготовить добывающую технику и перерабатывающий комплекс. Гелия-з на Луне много. Он что говорится валяется под ногами. Но вот наладить его добычу в подобных условиях, задачка нетривиальная. Эту работу Росатом вел совместно с Роскосмосом. Ни одной корпорации в отдельности эту задачу не потянуть.

В космонавтике были выбраны три направления развития носителей. Первое, получала развитие прорабатывавшаяся около трех десятилетий в НПО «Молния» программа МАКС - многоцелевая авиационно-космическая система. Если ее довести до ума, то она позволила бы сравнительно недорого, доставлять грузы на околоземную орбиту.

И эта ставка себя полностью оправдала. Мало того, она умудрилась стать самоокупаемой, и даже приносила прибыль. Впрочем НПО «Молния» съедало весь доход и даже умудрялось залезть в казну. Но дело успешно двигалось вперед.

Надо сказать, разработка подобных систем за рубежом успехом пока еще не увенчались. С одной стороны, сыграло свою роль ракетное лобби. С другой, российские конструкторы имели большой задел в программе МАКС, являвшейся продолжением «Спирали».

И все благодаря бывшему руководителю НПО «Молния» Лозино-Лозинскому. Еще работая над проектом «Бурана», окончившимся триумфальным крахом, он отрабатывал и МАКС. Вернее ведя испытания для ведущегося проекта на аппарате «Бор-4», он фактически уже проводил испытания новой машины.

Мало того, даже самолет носитель Ан-225 для проекта «Буран», строился по техническому заданию Лозино-Лозинского с большим запасом по грузоподъемности. Гениальный конструктор уже тогда думал о будущем, не видя перспектив для слишком громоздкого и дорогого «Бурана». По сути, он оставил после себя готовую систему, с уже разработанными под нее двигателями. Ее оставалось только довести.

Не сказать, что МАКС был намного дешевле одноразовых ракет. И по сути он оставался невостребованным именно потому что, старые добрые одноразовые ракеты носители, вполне справлялись со стоявшими задачами. Производство ракет было налажено, инфраструктура уже существовала. Они не требовали дополнительных вложений. По сути, именно поэтому на Западе не придали особенного значения направлению в котором русские начали выбрасывать деньги.

Но все менялось, когда частота выходов на орбиту увеличивалась в несколько раз. МАКС значительно выигрывал за счет многоразового использования. При незначительных затратах на обслуживание, корабль или все же орбитальный самолет, в течении нескольких часов вновь был готов к полету.

Вторым направлением было создание, а вернее даже строительство нескольких сверхтяжелых ракет «Энергия». На этих исполинов возлагались задачи по подъему на орбиту объемных блоков орбитальной станции, аналогов которой еще не было.

Конкретно вчера, был совершен первый старт, благодаря которому на орбиту был выведен блок реактора будущей станции, полностью собранный и протестированный на Земле. С одной стороны, не хотели связываться с солнечными панелями. С другой, этот реактор был сродни тому, что собирались установить на будущем межпланетном корабле. Объемные части которого планировалось поднимать так же комплексами «Энергия».

Третьим направлением было как раз строительство межпланетного космического корабля, под уже имеющийся ядерный двигатель. Именно на нем и собирались доставлять на Луну все необходимое для создания базы и запуска производственного цикла по добыче и обогащению гелия-3.

Задачи были нарезаны архисложные. И надо сказать, не столь уж и популярные даже в России. Нет, если людям обозначить поставленную цель, то народ скорее всего понял бы, и поддержал. Но тогда началась бы гонка с той же Америкой, и России ее не выиграть ни при каких условиях.

Сейчас же, пятая колонна твердила о том, что государство и партия власти в частности выбрасывает деньги в космос в стремлении заполучить военное преимущество. И это в то время, когда России вообще никто не угрожает. Подумаешь военные базы вдоль границ. Да это, если хотите знать вообще для защиты всеми любимого русского народа от проклятых террористов. Ну и знаменитое – пушки вместо масла.

Н-да. Сколько не дай, все будет мало. В двадцать первом году закончилась программа перевооружения армии. Высвободившиеся расходные статьи были переориентированы на космическую программу. То есть, никаких сверх вложений на космос не было и в помине.

Другое дело, что эти средства должны были быть направлены в народное хозяйство. И именно об этом визжала пятая колонна. Того что появилась минимум сотня тысяч рабочих мест, новые мощности высокотехнологичного производства и образовательные учреждения, в расчет не принималось.

Опять же, благодаря новому подходу, наконец взявшегося за ум правительства, удалось навести какой-никакой порядок, как в стране, так и в экономике. Во-первых, правительство сумело во многом оптимизировать расходы. Во-вторых, в значительной мере урезали свое участие в различных международных площадках. Разумеется не везде, а только там, где Россию предпочитали пинать или игнорировать.

Ну и коррупция с ее распилом бюджетных средств. Нет, процесс урезонивания аппетитов чиновничьего аппарата имел место и раньше. Мало того, постепенное затягивание гаек давало положительные результаты. Так, в присутственных местах постепенно сходили на нет бесконечные очереди, чиновники уже не вынуждали людей на взятки. Коррупционные схемы становились все менее наглыми и неприкрытыми, как снижался и процент распила бюджета.

Но все изменилось, когда правительство поставило перед собой новую цель. Закручивание гаек усилилось многократно. Те кто не уловил новых веяний, и считал, что его позиции непоколебимы, вдруг ощутили как земля уходит у них из под ног. Оказывается, им нашлась смена, в виде достаточно молодых и энергичных людей.

С громкими процессами как-то не заладилось. Как и с разбирательствами по два-три года. На всю страну объявляли о задержании того или иного чиновника. Через определенное время о внесенном приговоре. И все. Никаких шоу. Ах да. Без своеобразного шоу все же не обошлось. Время от времени на телевидении появлялись репортажи с красных зон, где отбывали свой срок бывшие слуги народа.

Запад и пятая колонна визжали о правах человека. Народ потирал руки и хотел еще крови. Да побольше, побольше. Заявления в соответствующие инстанции пошли валом. И сдержать его удалось только ответными мерами, когда заявителей начали реально привлекать за заведомо ложные доносы. А то, как же, дай нашим гражданам волю, так они сами устроят тридцать седьмой год. Ведь не Сталин же лично всех арестовывал и закатывал в лагеря.

Такой подход подействовал отрезвляюще. Нет, коррупция не исчезла. Бога ради, где есть чиновник, там всегда есть место и коррупционным схемам. Разве только аппетиты значительно по умерились. А потому и до конечного пункта назначения средств стало доходить больше.

В немалой степени удалось увеличить поступления в казну за счет налогов с крупного капитала. Этому способствовали более взвешенное налоговое законодательство и строгий подход. Вплоть до того, что некоторые предприятия были конфискованы. Контрольный пакет отходил государству, а остальные акции передавались рабочим и служащим данного предприятия, без права передачи или перепродажи в течении десяти лет.

Решение было крайне непопулярным. В стране даже была попытка совершения переворота. Но к этому моменту позиции власти были настолько прочными, что эти потуги были задавлены в зародыше. В России же стало на пару тройку миллиардеров меньше. А не надо забывать, кем именно был построен завод, как ты стал его хозяином, и где твоя Родина.

Благосостояние граждан, пусть и медленно, но неуклонно росло. И рабочие места появлялись далеко не только в ВПК, но развивались и иные производства. Весьма серьезно, и в положительную сторону изменилась ситуация в сельском хозяйстве. Развивался малый и средний бизнес с крайне низким налогообложением или отсутствием такового.

И все же… Аппетит приходит во время еды. Сравнить ситуацию с тем, что было десять лет назад и сегодня… Страна поистине совершила скачок. Но людям хотелось большего. Еще большего. И еще. Вообще, процесс насыщения он ведь бесконечный. Сколько не дай, все одно будет мало.

Оппозиция кричала о том, что все очень плохо и страна неуклонно катится к краху. Денег в казне уже нет, и экономика вот-вот лопнет как мыльный пузырь. Россия продолжает сидеть на нефтегазовой игле. И в этой ситуации выбрасывать средства на масштабный космический проект, это не просто безумие, а самое настоящее преступление. И ведь не сказать, что этот визг не находил поддержки среди россиян…

- Ну что скажешь о восьмистах миллионах, Виталий Глебович?- Поинтересовался президент.

- А что скажу,- развел руками гендиректор Роскосмоса.- Прикинув массу груза, высоту орбиты, и необходимые для этого энергозатраты, они выдали среднепотолочную цифру. Конечно исходя из своих параметров. По нашим, в случае невозврата, стоимость запуска обошлась бы в семьсот миллионов. Но… Все восемь разгонных блоков первой ступени, благополучно спустились на парашютах, были обнаружены и целехонькими доставлены на космодром. Вторая ступень, штатно вернулась обратно на стартовый стол. Таким образом, затраты по выводу на орбиту двухсот тонн полезной нагрузки составили не более трехсот миллионов. Изрядно конечно. И раза в полтора дороже, чем это обошлось бы на той же системе МАКС, но этим малюткам просто не потянуть подобные объемы.

- Вот пусть ваша корпорация и озаботится доведением информации до граждан. Максимальная открытость и прозрачность. А то, доброхотов вокруг хватает. Н-да. Как впрочем, и внутри страны.

- Ясно.

- Что по орбитальной станции?

- Сегодня запускаем очередную ракету носитель. На этот раз обычную. Стыкуем доставленный блок с реакторным. Завтра, запуск очередной ракеты, со следующим блоком. Потом еще четыре. Предвижу, что визг усилится еще больше.

- Еще бы.

- Кстати, у нас появилось предложение. Не помешает сделать станцию рентабельной. Если она хотя бы окупит сама себя, это уже будет большое дело.

- Мне казалось мы и без того собирались развернуть там кое-какое производство. И довольно рентабельное.

- Все верно. Но для этого потребуется не так чтобы и большое число персонала. Производство в основном автоматизированное. Так что, места все одно останется с избытком. К тому же, сегменты будут собираться на месте, из доставленных комплектующих, а значит получится достаточно просторно. Если же увеличить радиус станции всего лишь на один стандартный модуль, то мы получим дополнительно почти три десятка метров по окружности.

- Ничего не понимаю. То вы говорите о массе свободного места. И тут же хотите увеличить станцию на целую пятую часть. Вообще-то, это все деньги. И весьма немалые. Есть идеи по новому производству?

- Именно. По производству денег, Олег Николаевич. Многодневные космические туры. В условиях искусственной гравитации, и с использованием системы МАКС, требования к здоровью туристов сильно уменьшились, и негативное воздействие невесомости сводится практически к нулю.

- Вы еще казино предложите там расположить.

- И казино, и бильярд, и бар, и даже танцовщиц стриптизерш. И тридцати метров под это дело будет явно недостаточно. Так что придется либо слегка прихватить у персонала и служб станции, либо увеличивать радиус станции,- заверил глава Роскосмоса.

- Вы сейчас издеваетесь, Виталий Глебович?- Вздернул бровь президент.

- Нет. Тут ведь дело не только, и не столько в деньгах, хотя и в них тоже. Главное, это политика открытых дверей. Пожалуйста приходите все желающие. Уж безопасность-то, мы как-нибудь обеспечим. И еще немаловажно. Можно будет запустить программу по стране, на бесплатные туры путешествия на орбиту. Среди молодежи, разумеется.

- Лихо,- восхитился президент.- У вас то же что-то похожее, Владимир Дмитриевич?

- Не думаю, что следует привлекать излишнее внимание к нашим проектам. Так что, на первых этапах, мы будем только потребителями, и никакой отдачи от нас не ждите. А насчет развлечений на орбитальной станции… Я бы все же предложил сосредоточить усилия именно на производстве. И идея с российским туристами мне кажется куда как более перспективной. Опять же, секретность. Рубь за сто, что среди туристов минимум треть будут различными шпиенами

- Ничего. Ради такого случая укомплектуем всю обслугу сотрудниками ФСБ. Вспомним так сказать, кровавую гэбню,- возразил президент.- А вообще, Виталий Глебович прав, азартные игры, будут способствовать окупаемости проекта куда быстрее, чем налаживание производства.

- И что на это скажут россияне?- Не без иронии, поинтересовался Владимир Дмитриевич.

- Боюсь, что обвинят нас в том, что мы вбухали их кровные денежки в увеселение избранных, не знающих куда девать награбленное,- вздохнул Олег Николаевич.

- Вот-вот,- с горькой улыбкой подтвердил гендиректор Росатома, прекрасно отдавая себе отчет, что решение вчерне уже принято.

- Но у нас будет контраргумент.

- Вы о наших туристах?

- Именно.